• Архитектура и дизайн
  • 13.03.2014

Градостроительные принципы Николая Власюка: новый урбанизм, кондоминиумы и «зеленая» архитектура

Новый главный архитектор Минска рассказал о том, как он видит столицу в будущем.

власюк.jpg

НОВЫЕ ИДЕИ ДЛЯ ГОРОДА-АГЛОМЕРАЦИИ

– Николай Николаевич, уже не один год вы придерживаетесь и пропагандируете идеи нового урбанизма и комфортной городской среды. Что послужило причиной тому, что вы являетесь сторонником данных идей?

– Специфика моей предыдущей работы заключалась в изучении городов, качества жилой среды, урбанизма, современных подходов в градостроительстве. Поскольку я курировал научную деятельность в области градостроительства в УП «БЕЛНИИПГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВА», все проекты, в которых я участвовал, были направлены на поиск оптимальных параметров городской застройки.

минск1.jpg

– Почему именно эти градостроительные идеи или темы стали для вас наиболее интересными?

– Новый урбанизм – это концепция города шаговой доступности, города для людей, а не для машин. С ней я столкнулся, когда мы разрабатывали план нового жилого модуля. Его идея заключается в том, что сегодня сама концепция микрорайона уже не отвечает запросам и тем требованиям, которые предъявляются к жилой застройке. Дело в том, что микрорайон появился и был актуален в 50–70-е гг. прошлого века. С того времени многое поменялось: нет СССР и плановой экономики.

Но сами градостроительные подходы остались прежними. А между тем возможности, требования людей к качеству жизни и среды стали выше. Поэтому возникла идея поиска новых подходов, чтобы спроектировать сомасштабную человеку среду, уйти от микрорайонов со свободной планировкой, где одиноко стоят обдуваемые ветром 14- и 20-этажные здания.

ПЕРЕХОД К КОМПАКТНЫМ РАЙОНАМ - КОНДОМИНИУМАМ

– Сейчас есть желание, необходимость и намерение перейти к компактным, квартальным районам – кондоминиумам (принцип соседства) со среднеэтажной застройкой, с местами приложения труда (чтобы люди не ездили на работу в другую часть города, а чтобы до 50% рабочих мест были в этих районах), с безопасными дворовыми пространствами и концентрацией всего транспорта за пределами квартала.

кондоминиум.jpg

Необходимо деление территории на частную (приватную) и общественную – то, чего у нас сегодня нет. Приватная территория – это территория соседства. Люди, живущие во дворе, знают друг друга и следят и ухаживают за своей территорией. Все, что за периметром, – городская территория. Первые этажи домов будут иметь социальные функции: там разместятся магазины, офисы, кафе, рестораны, возможно, малые производства (хлебопекарни, швейные мастерские и пр.).

– Это пока лишь слова или планы?

– Данная концепция уже разработана УП «БЕЛНИИПГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВА». Составлены рекомендации для проектировщиков. Остается вопрос о ее реализации. В Минске уже нет возможности массового строительства, поскольку темпы его будут снижаться. Столица переходит к типу агломерационного развития, т.е. все жилье предполагается строить в городах-спутниках. Именно там и может быть реализован принцип застройки жилого модуля. Такой принцип можно также воплотить в жизнь в областных, районных городах.

В Бресте мы уже проектируем пилотный проект энергоэффективного жилого района. Сейчас подобные разработки в тренде современных подходов. Поэтому надо меняться.

КАК СДЕЛАТЬ, ЧТОБЫ ЛЮДИ ЗАХОТЕЛИ УЕХАТЬ ИЗ МИНСКА

– Как вы думаете, каким образом это станет возможно? Одно дело задание, другое – менталитет. Насколько люди захотят менять свой быт? Ведь им придется переезжать из Минска.

– Сейчас задача в том, чтобы создать в этих городах комфортную среду для проживания, чтобы люди захотели туда ехать. Нужно создать необходимую инфраструктуру, а также показать все преимущества жизни в городах-спутниках. Если будет хорошая транспортная связь (скоростное метро или электричка), жители не будут ощущать эту удаленность. Получится так, что живет человек в небольшом городке с чистой экологией, имея доступ ко всем природным благам, а работает в городе, где доступны культурные, образовательные и другие блага – все, что есть в столице. Вот это и есть идея спутника.

минск2.jpg

– Сколько времени понадобится, чтобы осуществить эту цель?

– Поскольку только сейчас поставлена задача главой государства о необходимости разработки проекта Минской агломерации, данный проект находится в стадии разработки. Поэтому сейчас очень опасно принимать поспешные решения. Просто выбросив в города-спутники жилье (спальные жилые районы), мы можем совершить ошибку. Такого нельзя допустить. Эти города должны быть автономными населенными пунктами со своей культурой, историей, традициями, но в транспортных, культурных, экономических и социальных связях со столицей.

Нужно уже сегодня задумываться о том, что Минск – это мощный магнит, который притягивает ресурсы со всей страны и Минского района. Для того чтобы это притяжение уменьшить, рассредоточить, надо часть столичных функций (административные, культурные, учебные, производственные) делегировать в города-спутники… Сначала нужно понять, смоделировать, каким образом все будет происходить, а затем – что за чем застраивать. Почему мы должны, например, раньше строить в Заславле, а не в Логойске или Фаниполе. Следует избегать поспешных решений.

– Возможно, нужно провести рекламную кампанию?

– Лучшая рекламная кампания – это довольные жители города-спутника, которые скажут: «Мы хотим здесь жить!» Нужна не столько реклама, сколько грамотный подход и качественная застройка.

ВРЕМЕННЫЕ ВАРИАЦИИ

– Вернемся к традиционной застройке…

– В послевоенное время нужно было восстанавливать города, решать жилищные вопросы, в т.ч. вопросы выселения из коммуналок. Поэтому люди были счастливы иметь эти свои типовые квартирки и кухоньки в 5 м² в т.н. хрущевках. Сегодня мы начинаем задумываться о виде из окна, о безопасной дворовой территории, наличии парковочных мест, экологии, шаговой доступности магазина, работы. У нас другие требования. Если раньше был железный занавес и мы не знали альтернативы, то сейчас мы уже посмотрели, как можно жить. Так почему бы не внедрять самое лучшее, передовое у нас?

зеленый_минск.jpg

– Если сейчас начать успешно реализовывать новую градостроительную политику, какие вы можете дать прогнозы на 50 лет вперед?

– Я вижу то, к чему бы мне хотелось привести наши микрорайоны, спальные районы Минска или вообще застройку города. У меня есть конкретный пример: в Стокгольме (Швеция) есть район Хаммарбю Шестад, в котором сумели внедрить все существующие инновации в градостроительстве. Чем же он особенный? В нем воплощена идея «зеленого урбанизма». Город не выбрасывает вредных веществ, а все, что потребляет, утилизирует и использует в качестве энергии для отопления зданий или как топливо (биогаз) для общественного транспорта. Сами здания энергоэффективные. Мы уже работаем с такими темами.

В УП «БЕЛНИИПГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВА» в рамках меморандума между Минстройархитектуры и ESIB мы выполнили такую разработку, как энергоэффективный квартал. Ставилась задача получить не единичные энергоэффективные здания, а целые кварталы, которые могли бы максимально использовать энергию солнца, ветра и пр. Они ориентированы по сторонам света, рельефу, с учетом автономных источников энергии, которые на каждый квартал свои. Такая система позволяет экономить на строительстве централизованной инженерной системы в тех же городах-спутниках. Я не понимаю, почему для нас это может быть нереальным, а за границей уже едва ли не обыденным? Нужно брать зарубежный опыт и внедрять у нас.

КАК ИМ ВИДИТ МИНСК НОВЫЙ ГЛАВНЫЙ АРХИТЕКТОР

Вот вам и ответ, каким я вижу Минск: зеленым городом, где сохранится водно-зеленый диаметр, будет много общественных, т.н. третьих мест (первое – работа, второе – дом). И мы после работы не пойдем сразу домой к телевизору, а будем встречаться с друзьями в кафе, общаться, обсуждать насущные проблемы.

Сейчас общественных пространств в Минске не хватает. Также хочется видеть центр Минска пешеходным. Наличие личного транспорта в центре города нужно минимизировать. К тому же необходимо увязать Верхний и Нижний город единым пешеходным пространством. Сделать ул. К. Маркса, Комсомольскую, Раковскую и многие другие центральные улицы пешеходными.

 минск3.jpg

– Думаете, это реально сейчас? Улица К. Маркса пешеходная только по выходным. Почему?

– Я не знаю почему… Вообще, почему мы не можем сказать: «Давайте сделаем улицу К.Маркса пешеходной раз и навсегда!» Не по выходным, а постоянно. Я сам из Бреста. Там есть пешеходная улица Советская, которая была одной из первых пешеходных улиц в Беларуси. А Минск, столица, до сих пор не имеет пешеходных улиц. А ведь сюда приезжают туристы… В некоторых местах в центре города концентрация углекислого газа зашкаливает в часы пик.

брест советская.jpg

Мне кажется, если мы стремимся к тому, чтобы город был комфортным для жизни, надо как-то с этим бороться. И важно сейчас определить стратегию развития, а не просто двигаться вперед. Генплан предполагает планомерное развитие на долгосрочную перспективу. И нужно уже сейчас прописать первоочередные решения для реализации. Постепенно, поэтапно все получится.

МИНСК И МИНСКАЯ АГЛОМЕРАЦИЯ

– Сейчас много говорят о новом образе Минска и Минской агломерации. Возможно, конкретные шаги уже планируются. Что сейчас есть?

– Сначала нужно сделать сам проект. Потом запустить скоростной транспорт в города-спутники, инженерию, подумать, где жители будут работать, перенести туда производство, а потом начать строить дома. Поэтому сначала сделаем проект, а потом будем строить.

– Будет ли перенос предприятий за городскую черту? И что станет с территорией закрытых предприятий?

– Есть такое понятие, как постиндустриальная экономика. В этом случае производство не является основным определяющим фактором в деле занятости городского населения. Это понятие в свою очередь определило другое – постиндустриальный город. В нем бывшие промтерритории выносятся за пределы городской черты и на их месте строятся жилые кварталы, креативные кластеры, выставочные центры, общественные зоны. У нас такие тенденции есть. Было даже решение о выносе многих минских предприятий за городскую черту. И эта работа постепенно ведется. Но есть пока определенные сложности. Во-первых, экономически мы еще не достигли уровня постиндустриального города, но уже идем к нему. Во-вторых, для выноса предприятий за пределы мегаполиса нужна поддержка городской казны. Даже не все сильные предприятия пока могут себе такое позволить.

минск_агломерация.jpg

– На месте тех промышленных объектов, которые хотя бы частично перенесены, что-нибудь уже строится?

– У меня на столе лежит проект застройки на территории завода им. Кирова. Самая привлекательная на данный момент концепция – среднеэтажные уютные квартальчики с пешеходными улицами, которые выходят к воде… Но на выкупленных отдельных участках инвесторы без общей увязки пытаются поставить дома-шкафы с 18 или 20 этажами. Важно вообще определиться с масштабом для исторического центра, например, не выше 7 этажей. У нас есть потенциал и возможности. Поэтому просто так взять эту территорию и разрозненно «влепить» 20-этажные параллелепипеды я считаю неправильным. А инвесторы у нас сегодня именно так и поступают: получают участок и пытаются выжать из него максимум прибыли. А максимум – это вверх, и без заморочек с отделкой. Такой подход в центре недопустим.

В Минске сейчас вводятся ограничения по строительству в городской черте, метр будет расти. И, я думаю, сюда придет инвестор, который построит здесь комфортное, благоустроенное жилье с интересной архитектурой, с общественными, туристическими функциями, что-то наподобие благоустроенной в центре Москвы современной Остоженки архитектора Сергея Скуратова.

– Как, думаете, лучше тогда сейчас поступить?

– Если город, экономика не готовы, то и не нужно пока говорить о постиндустриальном Минске. Давайте просто сохраним то, что есть. Главный принцип – не навредить, не сделать грубых ошибок, которые потом нужно будет исправлять.

– Какие могут быть ошибки на данном этапе?

– Бесконтрольно отдать инвесторам Минск на «разграбление»… Мы сейчас предпринимаем шаги для противодействия этому. Город сегодня покрыт на 50% детальными планами, которые исключают практику точечной застройки, когда инвестор строит только на своей площадке, игнорируя интересы окружения. Сейчас делается детальный план на прилегающую территорию и оговариваются параметры застройки, функции и регламенты. И инвестор должен с этим считаться, т.е. он должен провести общественные обсуждения и сопоставить, как его здание будет вписываться в контекст окружающей застройки. Если сделать все согласно детальному плану, Минск будет развиваться гармонично. Уже подписан план на выполнение еще 34 детальных планов на следующий год, которые будет разрабатывать УП «Минскградо». Думаю, еще 2–3 года – и Минск будет иметь детальные планы с инвестиционными паспортами на всю территорию. Это будет тем сдерживающим фактором, который направит инвестора в нужном для города русле.

– За этими детальными планами не забудется ли создание агломерации? Насколько я помню, о городах-спутниках Минска начали говорить в 2009 г. Растиражировали эту тему, поговорили по радио, показали по телевидению, написали сотни статей в газетах и журналах… Где только могла, эта тема обсуждалась, и все…

– Это произошло потому, что на тот момент оставалось еще много резерва в Минске. Сегодня мы вспомнили, что есть города-спутники. У нас в Минске осталось мало площадок для строительства. Например, Минск-Сити площадью в 300 га должен стать новым брендом для столицы. Сейчас очень важно прописать параметры застройки, чтобы инвестор, который придет, понимал, что это один из последних больших участков в Минске и здесь нужно строить только самое лучшее, передовое.

– Например, в микрорайоне Лошица осталось еще много незастроенных земель. Как быть с подобными районами?

– Здесь возникает вопрос неэффективного использования территорий в Минске, а также поиска резерва. В качестве резерва могут быть использованы бывшие промтерритории, территории после выноса ЛЭП, прирельсовые и территории около МКАД, которые примыкают к кольцевой. Действительно можно еще много земель найти. Но это «много» нужно растянуть на десятилетия, а не застроить все за 2 года. Давайте филигранно подходить к застройке.

– Застройка на оставшихся свободными территориях города будет вестись типовая или же основанная на принципах нового урбанизма?

– Конечно, лучше строить «каркас» со свободной планировкой, но сегодня вложены большие средства в модернизацию домостроительных комбинатов. И не использовать их потенциал нельзя. В современном домостроении нужно рассматривать все многообразие возможностей, которые могут предложить домостроительные комбинаты. В Гомеле и других регионах на модернизированных комбинатах сейчас выпускают продукцию, при помощи которой можно строить панельные дома с большим набором разнообразных архитектурных элементов: теми же эркерами, с особенной отделкой, фактурой здания под кирпич, натуральный камень, с оригинальными цветовыми решениями, ленточным остеклением, скатной кровлей и т.д. Сейчас есть стремление делать все максимально дешевым, без излишеств. Однако можно строить дешево, но красиво и оригинально. Такой подход мне кажется правильным.

О БОЛЕЕ ЛИЧНОМ

– Какие стили импонируют вам как архитектору? И какие из них вы согласны применить, возможно, точечно в «новом» Минске?

– Не скажу, что у меня есть какие-то определенные предпочтения: хай-тек, классика, постмодернизм, нелинейная архитектура или деконструктивизм. Мне кажется, сегодня для архитектора важно понимать контекст застройки – создавать не просто здание ради здания, красивое, но вырванное из контекста. Сегодня у нас часто получается, что привлекательное здание совершенно не вписывается в контекст застройки. Мастерство архитектора как раз в том, чтобы тактично вписаться в ту застройку, которая уже есть. Это не исключает необычных, креативных форм, но только там, где они уместны. То есть не так важен стиль, как контекст. Попадание в контекст среды – то, что для архитектора сегодня очень важно и чего у нас сегодня пока не хватает, и, наверное, именно на этом нужно делать акцент в вузах.

– В городах-спутниках помимо всего прочего будут строиться храмы. Возможно, для них будет выбираться какой-либо особенный стиль? Стоит ли нам ожидать интересных архитектурных форм?

– У меня есть опыт проектирования храмов. Это вообще отдельная тема для разговора – современный православный храм в Беларуси, его стилистика. Сама по себе православная церковь ортодоксальна. Сколько бы я ни предлагал решений или форм для тех проектов, над которыми работал, почти всегда меня направляли в сторону традиционных канонов (византийский стиль, псевдовизантия, русский шатровый стиль). Хотя, анализируя историю культовой архитектуры, мы видим храмы барочные, эпохи романтизма (19 в.), модерна, неоклассицизма и неоготики начала 20 в. То есть всегда строительство храмов велось согласно тенденциям в искусстве и культуре. Сегодня или, скажем, 10 лет назад был популярен стиль хай-тек. Но почему-то в храмовой архитектуре он никак не отразился. Может быть, причина тому – боязнь, что какой-то авангардный стиль могут не понять прихожане? Возможно, это.

минск храм.jpg

– А католические храмы?..

– В архитектуре католических храмов больше свободы. Католики больше открыты к современной жизни, а католические священники – к современным направлениям в архитектуре.

– Есть выражение «не сотвори себе кумира». Но, может быть, у вас есть тот человек, тот образец, на которого стоит равняться?

– Человека нет, философия есть. Поскольку я градостроитель, у меня и масштаб больший, чем просто в рамках одного здания или человека. Так, в современной архитектуре городов мне импонируют принципы «зеленой» архитектуры Амстердама, Копенгагена, Стокгольма и его городов-спутников. Мне нравится, конечно, историческая застройка Италии. Я прихожу в неописуемый восторг от Флоренции и ее пригорода.

Мера вещей – человек. Давайте задумаемся, для кого мы сегодня проектируем города: для пешехода или автомобиля? То, что было спроектировано еще 20–30 лет назад, наши большие и красивые проспекты, их ансамблевость, ритм воспринимается только на скорости 60–80 км/ч. Я призываю учитывать и другой масштаб, чтобы пешеход мог наслаждаться той архитектурой, которая есть в городе. При этом важны первые-вторые этажи, потому что мы обычно не смотрим выше 3 этажа. Особое внимание нужно уделить деталям. Поэтому сейчас появляются новые понятия, такие как городской дизайн, городской ландшафт, работа на нюансах, на мелочах (вывесках, витринах, остеклении, фактуре). Появляется понятие «город для человека».

– И так же будет с Минском?

– Нет предела совершенству. Можно улучшать и делать Минск еще более комфортным городом. Он и так довольно хорош в сравнении с другими городами постсоветского пространства (теми же Москвой или Киевом). Он зеленый и чистый, у нас есть единство застройки. Но сегодня его еще можно и нужно «дошлифовывать». В любом случае, я буду делать все, что от меня зависит. А для того, чтобы это удалось, нужна и ваша помощь – журналистов, чтобы вы освещали тот посыл и те намерения, которые есть. Потому что раньше генпланы, например, были секретными, имели гриф ДСП, и население о них только слышало. В советское время же не спрашивали, хотят ли граждане того или иного изменения. Задача была поставлена, проектировщики и архитекторы ее реализовывали. Сегодня у нас несколько другие подходы.

Генеральный план открыт, его можно увидеть в журналах или Интернете. К тому же граждане сами могут повлиять, решить, хотят ли они ту или иную функцию или плотность в их районе. Существуют общественные обсуждения. Но сейчас мы выносим на обсуждение готовый вариант, когда план уже выполнен, виден конечный результат. Потом его очень тяжело править и менять. Поэтому обсуждения нужно вводить на стадии формирования задания на проектирование. Нужно информировать людей, когда начинается эскизирование, тогда на последней стадии готовности не будет негатива, который бывает сейчас.

– Насколько ожидаемым или неожиданным было ваше назначение на пост главного архитектора города Минска? Какие чувства вызвало? Сейчас довольно сложная ситуация, созрела необходимость реформ. И вас выбрали как реформатора. Каков настрой?

– Меня назначили в конце декабря. Если бы кто-то сказал мне в ноябре, что я могу вскоре стать главным архитектором Минска, я бы не воспринял это серьезно. Нет, я абсолютно не предполагал. И именно такая реакция была у меня, когда на этот пост меня рекомендовал Александр Петров (бывший главный архитектор Минска. – Прим. ред.). Но, поразмыслив, я решил, что, возможно, это шанс применить свои знания, научный и исследовательский опыт в градостроительстве, сделать его реальным. Поскольку я сам ученый, кандидат архитектуры, знаю, что просто исследование недорого стоит, если оно не внедрено, не апробировано. Так же у меня получается и в жизни. В УП «БЕЛНИИПГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВА» я занимался наукой. Сформировался определенный багаж знаний и собственное видение. И сейчас появилась возможность все это внедрить, чтобы сделать город лучше. Рабочий график, конечно, очень напряженный. Я вовсе не предполагал, куда ввязываюсь, потому что мы работаем, действительно, по 12 часов и больше, и в выходные, и, конечно, это сложно. Порой разработкой генерального плана, подготовкой Минск-Сити приходится заниматься в нерабочее время. Потому что во время работы мы отвечаем на переписку граждан, выполняем поручения вышестоящих органов. Поэтому домой прихожу поздно. Для семьи это, конечно, тяжело. У меня две маленькие дочки, жена занимает ими все свободное время.

– Но вас же поддерживает семья?

– Да, конечно, жена понимает и поддерживает… Но мне хотелось бы, чтобы было больше возможностей и времени отдавать семье. Однако работа – это ответственность, своего рода миссия. Надо соответствовать.

– В Интернете было высказано много мнений о том, насколько ваше назначение на пост главного архитектора Минска будет действенным. Не станет ли это формальностью?

– Надеюсь, что не станет. Я читал отзывы. Было много вопросов к тому, что я брестчанин. Говорили, что не может быть брестчанин главным архитектором Минска. Но у меня на это свое мнение. В «БЕЛНИИПГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВА» я курировал корректировку генерального плана Бреста, и это было довольно сложно, потому что к этому городу я эмоционально привязан с детства. Очень сложно понять, то ли решение нужно городу. Это, знаете, как хирург не может оперировать родных, поскольку есть эмоциональный аспект, который может мешать. В данном случае я могу трезво посмотреть на потребности, которые есть в Минске. Брестская архитектурная школа в советское время была одной из самых сильных, и оттуда вышли такие архитекторы, как Алексей Андреюк, Валерий Кескевич, Светлана Сахарова, Борис Школьников, Виктор Бобрик, даже бывший декан АФ БНТУ Галина Полянская училась в Бресте, и премьер Мясникович тоже окончил Брестский политех. Кстати, и В. Никитин, который был главным архитектором до А. Петрова, тоже из Бреста. Поэтому все лучшие силы на благо столицы.

НАША СПРАВКА

Новый урбанизм (англ. new urbanism) – градостроительная концепция, подразумевающая возрождение «пешеходного» города в противоположность «автомобильным» пригородам. Движение возникло в США, распространилось в Европе. Десять принципов нового урбанизма – это: пешеходная доступность, смешанное использование (многофункциональность), разнообразная застройка,качество архитектуры и городского планирования, традиционная структура соседства, более высокая плотность, зеленый транспорт, устойчивое развитие, качество жизни.

КОНДОМИНИУМ

Кондоминиум (лат. con – вместе и dominium – владение) – дословно означает «совместное владение». В кондоминиуме каждая квартира является частной собственностью одного владельца, общие площади (двор, технические этажи, подъезд, лестничная клетка и т.д.) находятся в совместном владении всех жильцов. В данное совместное владение могут входить несколько рядом стоящих зданий с общей придомовой территорией или одно многоквартирное здание.

В Великобритании используется термин commonhold. В Австралии эта система называется Strata Title, в США и Канаде – condominium, российским эквивалентом можно назвать товарищество собственников жилья (ТСЖ). Похожие или аналогичные формы владения есть и в других странах Европы, а также в ОАЭ, Индии, Сингапуре, ЮАР и т.д.

Беседовала Наталья ИВЧЕНКО, выпускающий редактор.
Журнал «Мастерская. Современное строительство», №1, 2014

Комментарии
Комментариев к материалу пока нет
Оставить комментарий