• Мировой опыт
  • 25.05.2015

Беларусь включается в общемировой процесс интеллектуализации

Интеллектуализация зданий и сооружений разного назначения сегодня является общемировым трендом. Наряду с оптимизацией расходования ресурсов интерактивное управление системами жизнеобеспечения здания позволяет повысить уровень безопасности и качества жизни человека в целом. О состоянии этой отрасли строительства в Беларуси и перспективах её развития беседуем с экспертом, заместителем генерального директора по научной работе РУП «Институт БЕЛНИИС» Вечяславом Викторовичем Коньковым.  

konkov-foto.jpg

– Говоря об интеллектуальных сооружениях, многие специалисты вкладывают в это понятие разное значение. Вячеслав Викторович, что вы подразумеваете под «умным зданием»?

– Понятие «интеллектуальное здание» – это своего рода бренд. Как, например, «термошуба» – всем понятно, что речь идет об утеплении здания, но для этого придумали современный термин, который красиво звучит. Нельзя сказать, что «умные» технологии – это новшество последних лет. Наработки велись уже на протяжении не одного года, но сегодня развитие этого процесса приобретает лавинообразный характер.

– То есть можно сказать, что оснащение зданий и сооружений интеллектуальными системами – это общемировой закономерный процесс?

– Безусловно! Современное человечество столкнулось с рядом вызовов, главными из которых являются изменение климата, дефицит ресурсов, загрязнение окружающей среды, обеспечение продовольствием и пресной водой. Возникновение инновационных предложений в области строительства является одним из ответов на эти вызовы. Ведь существенную роль в уменьшении остроты дефицита ресурсов может сыграть сокращение их потребления, как в процессе возведения строительных объектов, так и при их последующей эксплуатации. Интеллектуализации объектов принадлежит в этом далеко не второстепенная роль.

– Экономия ресурсов – единственная или одна из нескольких задач, которые решают современные здания?

– Интеллектуальное здание – это средство для достижения подлинной конечной цели – оказания услуг и создания продуктов и инфраструктуры, которые были бы экономически выгодными и имели высокое качество. Таким образом, в каждом современном здании должно быть обеспечено решение трех основных базовых задач: комфорт, безопасность, экономичность.

viktoriya.jpg

– Нет сомнений в том, что интеллектуальные здания – одно из лучших благ современности, но доступны ли эти блага белорусским потребителям? Или сегодня «умные» возможности остаются достоянием исключительно высокоразвитых стран?

– Имеющийся опыт и техническое обеспечение позволяют сегодня в Беларуси построить здание любого уровня интеллектуальности. При этом речь идет не только о будущем строительстве. Уже сегодня в Минске функционирует не одно здание, оснащенное автоматизированными системами. Это гостиницы «Европа», «Виктория», Национальная библиотека, «Минск-Арена» и целый ряд других зданий. Вопрос лишь в том, насколько будущий потребитель осознал важность и экономическую целесообразность автоматизации работы тех или иных систем здания и сколько он готов за это заплатить.

– Из ваших слов можно сделать вывод, что для популяризации строительства «умных» зданий требуется наличие технической базы и заказчика. Однако за рубежом необходимость внедрения систем автоматизации здания подтверждается целым рядом специальных стандартов. Существует ли что-то подобное в Беларуси и насколько это нам необходимо?

– Без теоретической базы перейти к массовому строительству высокоинтеллектуальных зданий, действительно, невозможно. И в этом направлении мы также достигли существенных результатов. Идея создания рабочей группы, которая объединила бы усилия ученых, архитекторов, проектировщиков, представителей компаний, работающих в сфере автоматизации, по выработке пошаговой стратегии, в т.ч. и комплекса механизмов стимулирования, и нормативной базы была озвучена еще в 2010 г. на круглом столе, организованном Минстройархитектуры. Однако на практике cоздать ее не удалось. У каждого есть множество срочных дел, которые на данный момент кажутся более важными. А заставить работать эту рабочую группу силой не получилось, да и неправильно это. Насильно не стоит навязывать даже хорошее. Когда я перешел в научно-исследовательский институт, появилась возможность вплотную заняться этим вопросом. Министерство архитектуры и строительства Беларуси, понимая важность этих вопросов, поручило провести исследования, результатом которых стало создание «Рекомендаций по проектированию, возведению и эксплуатации интеллектуальных зданий и сооружений» (далее – Рекомендации).

– Вы хотите сказать, что в Беларуси уже есть норматив, регламентирующий процесс проектирования, строительства и эксплуатации интеллектуальных зданий?

– И да, и нет. На сегодня Рекомендации, разработанные БелНИИС, согласованы Министерством архитектуры и строительства. Предполагается, что этот документ после 2–3-летней апробации будет переведен в статус официального нормативного документа системы технического нормирования и стандартизации, т.е. СТБ, ТКП. Скорее всего, это будет не один документ. Один из них будет нормировать вопросы проектирования, другой – интегрирования систем, третий – вопросы эксплуатации зданий при наличии этих систем и т.д. Однако уже сегодня проектировщики, строители и эксплуатационники могут руководствоваться разработанными нами Рекомендациями в течение всего жизненного цикла зданий. Такого всеобъемлющего документа на официальном уровне нет ни в России, ни в Украине, хотя считается, что эти страны опережают нас по темпам внедрения интеллектуальных технологий.

– Что стало основой для создания Рекомендаций?

– Мы анализировали все имеющиеся на данный момент разработки. Тут стоит оговориться, что крупные мировые корпорации не стремятся создавать единый документ. Для них важно эксклюзивное обладание теми или иными технологиями, знаниями и пр. Также обобщили имеющийся сегодня в Беларуси опыт – в основном это точечные, эпизодические наработки. Мы же объединили все это в систему.

При создании Рекомендаций мы не ставили перед собой цели погрузиться в нюансы электронных премудростей, но создать такой документ, который поможет работать и проектировщику, и строителю, и эксплуатационнику. Документ дает общее руководство на уровне потребителя.

– Какие исследования предшествовали созданию теоретического документа?

– Ответ на этот вопрос очень обширный и может стать темой для отдельного разговора. Поэтому я приведу лишь несколько примеров. У нас в институте накоплен опыт исследования минских высотных зданий, отслеживания их напряженно-деформированного состояния и в процессе строительства, и в процессе эксплуатации: осадки, просадки, геометрические отклонения в горизонтальной и вертикальной плоскости. Наблюдение ведется посредством датчиков, связанных с системой GPS. Система ведет постоянное видеонаблюдение, даже минимальные отклонения (1–2 мм) фиксируются, подается сигнал об их наличии и предпринимаются корректирующие воздействия.

Разработки ведутся не только в нашем институте, но также в «Белгоспроекте», «Белпромпроекте», которые работают над внедрением BIM-технологий (Building Information Modeling).

На каких объектах будут «обкатываться» Рекомендации?

– Наша задача – создать инструмент. Рекомендации позволят проектировщикам руководствоваться общими концептуальными подходами, актуальными для Беларуси, исходя из наших технических возможностей, экономических особенностей и пр. Отдельной программы директивного строительства определенного количества домов нет. Некоторые из этих зданий уже находятся в процессе строительства, некоторые будут построены. Испытания будут проводиться на разных платформах.

– Наша страна располагает необходимыми техническими ресурсами, официальный нормативный документ также появится в ближайшее время. А как обстоит дело с заказчиком? Есть мнение, что расширение практики строительства «умных» домов тормозится из-за долгосрочной окупаемости таких объектов у нас в стране.

– Существует понятие «стоимость владения». Если взять весь жизненный цикл здания, стоимость его возведения – это всего 10–20%, остальные 80% – это средства, которые уходят на его обслуживание, т.е. стоимость владения. И тут потребитель стоит перед выбором: сэкономить на строительстве и получить меньший уровень комфорта или вложить средства в строительство, сэкономив тем самым на последующем обслуживании дома. Окупаемость интеллектуальных систем в европейских странах – всего 5–7 лет, у нас больше – около 10 – из-за более низкой стоимости ресурсов. Но учитывая, что срок эксплуатации здания – 50–70 лет, вложение средств в устройство автоматических систем позволит экономить не только нынешним, но и будущим владельцам здания. Радует, что к пониманию всего этого потребители уже приходят.

Поэтому есть все основания полагать, что и у нас в стране количество перспективно мыслящих заказчиков, смотрящих вперед более чем на 2–3 года, будет неуклонно увеличиваться.

– Тем не менее строительство интеллектуального здания, оснащенного максимумом автоматизированных систем, – мероприятие весьма дорогостоящее. Даже при осознании потенциальной выгоды…

– Естественно, обеспечить максимальный комфорт при минимальных затратах невозможно. Но мы можем находить оптимум, когда при заданной степени безопасности, требуемом уровне комфорта расходы на их поддержание были бы минимальны. Для решения этой задачи мы предлагаем руководствоваться принципом разумной достаточности – автоматизировать и интеллектуализировать столько устройств и систем, сколько необходимо потребителю. Опыт разных стран показывает, что самые востребованные системы – это «умное тепло» и «умный свет». Эти системы могут применяться как отдельные компоненты в любом здании, стоят недорого и дают быстрый эффект. Срок их окупаемости – всего 2–3 года. Без сомнений, быстрее они окупаются в тех странах, где тарифы на энергоресурсы выше.

Конечно же, здание, в котором автоматизированы только тепло- и электроснабжение, нельзя назвать в полном смысле «умным». Но, как я уже говорил, создание «умного» дома – это не самоцель. А для обеспечения успешного функционирования многих современных зданий автоматизации этих 2-х систем оказывается вполне достаточно.

– Как вы оцениваете готовность основной массы населения к принятию зданий нового качества?

– Чтобы ответ на этот вопрос стал очевиден, давайте обратимся к истории. Приход каждого последующего технологического уклада всегда сопровождался сопротивлением сторонников статус-кво. Вспомнить хотя бы время, когда в Европе появились ткацкие станки. Это вызвало волну возмущений. То же самое наблюдалось и на каждом последующем этапе – появлении парового двигателя, электричества, химизации и пр.

Любая новая идея проходит 3 этапа:

·         «да ну, вздор какой-то!»;

·         «погоди, в этом что-то есть!»;

·         «да что они со всем этим носятся, это ведь и так давно всем известно!».

Мы сейчас в плане интеллектуализации зданий находимся на втором этапе. Реализованные проекты будут способствовать популяризации этой идеи, ведь можно прийти и своими глазами увидеть, что это есть у нас, оно работает, и работает эффективно. Современный потребитель способен тщательно проанализировать и просчитать всю выгоду от этих систем.

Приходит понимание, что в управлении очень сложной инженерной системой, которой являются современные офисные здания, зрелищные и спортивные сооружения, жилые здания, без автоматизации не обойтись. Обслуживание каждой системы в отдельности без диспетчеризации, без увязывания их в единый комплекс оказывается экономически невыгодно.

– А какую реальную выгоду можно получить от эксплуатации автоматизированных систем?

– Технология интеллектуализации зданий и сооружений обеспечивает снижение расхода энергетических и прочих ресурсов, существенно повышает безопасность как самого здания, так и его пользователей. Например, предварительные расчеты эффективности внедрения систем безопасности здания показывают возможность снижения количества возникающих чрезвычайных ситуаций и тяжести их последствий на 15%, потерь при чрезвычайных ситуациях на объектах на 10–15%, материальных потерь на 15–20%, материальных затрат на ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций на 10–15%.

– Вячеслав Викторович, вы говорили о том, что некоторые функционирующие объекты уже на определенном уровне автоматизированы. О каких конкретно системах идет речь?

– Во всех этих зданиях главным образом установлены системы поддержания заданных параметров климата, а также энергоснабжения – теплового и электрического, системы пожарной безопасности, охранные системы.

– Как вы видите перспективы развития процесса интеллектуализации в будущем?

– Одна из актуальных мировых тенденций – переход от интернета людей к интернету вещей и устройств, когда системы взаимосвязаны и управляются без участия человека. Например, система вентиляции или освещения работает совместно с жалюзи. Если жалюзи открыты полностью, но освещения в рабочей зоне недостаточно, включается дополнительный источник света. И здесь особенную актуальность приобретает такое понятие, как «облачные технологии», т.к. интернет устройств невозможно реализовать посредством одного компьютера. Чтобы не отставать от общемировых тенденций, нам также необходимо двигаться в наших научных исследованиях в этом направлении.

В целом в мире стоит вопрос о создании общей платформы, но реализовать это не так просто. Взять, например, область производства зарядных устройств для мобильных телефонов. Даже в этом вопросе разным фирмам-производителям сложно прийти к универсализации. Точно так же обстоят дела с вопросом создания интеллектуальных систем. Это обусловлено и политическими, и экономическими причинами. Неминуемо возникнет спор, чья точка зрения будет преобладать при создании средств автоматизации – американская, европейская, китайская, японская… Тем не менее понимание необходимости создания общей платформы, которая увязывала бы разные средства автоматизации в единую сеть, есть.

– Можно ли говорить о том, что Беларусь уже сегодня включилась в общемировой процесс?

– Процесс интеллектуализации можно представить как трехуровневый: интеллектуализация отдельных зданий; комплекса зданий; города в целом.

Помимо строительства зданий, оснащенных интеллектуальными системами, власти Минска сегодня работают над созданием и реализацией программы «Умный город», которая предполагает активное использование информационно-коммуникационных технологий в управлении городом и во всех сферах жизни населения. Имеется в виду внедрение информационных технологий в сферы управления, здравоохранения, образования, услуг, транспорта, экономики, торговли, экологии, социальной жизни.

– Вячеслав Викторович, благодарим вас за беседу! Успехов и новых открытий в ваших научных изысканиях! Пусть результаты вас радуют!

Беседовала ИРИНА ГОРБАЧ

Комментарии
Комментариев к материалу пока нет
Оставить комментарий